ЛОГИНОВ ЕВГЕНИЙ (Юрич) (ЮРЬИЧ) wrote in loginoff_break,
ЛОГИНОВ ЕВГЕНИЙ (Юрич)
ЮРЬИЧ
loginoff_break

Category:

ЗЛАЯ КНИГА Евгения Логинова. Какого цвета запах войны. Я - Русский солдат!


«СКРОМНЫЙ» ПОДВИГ ДИМКИ ПИСКУНОВА».

       Димку Пискунова знал, как говорится, с младых ногтей, тогда здоровенный не по возрасту парняга возглавлял в Чулымском районе Новосибирской области отделение нашей молодёжной, патриотической организации.

       Позже, когда на массовом митинге новосибирцев против бесчинств чеченских боевиков не нашлось взрослого мужика, чтобы держать транспарант с призывом «Смерть чеченским головорезам!», Димка вызвался сам. Мужички давали мудрые советы юному патриоту:

- «Не бери, от греха подальше. Видишь – из «Мерседеса» их зёмы нас фотографируют. Вот они в Бердске слали по домам жёнам воюющих в Чечне спецназовцев свои угрозы. Всё, оказывается, про всех знают, даже адреса домашние! Поостерегись – ты ещё молодой. На службу пойдёшь – просись в хлеборезку. Поближе к кухне – подальше от начальства…»

- « Да, срать я хотел на этих «чичиков»!» – сказал Дмитрий и, подняв выше обращённый к ним призыв, встал как раз напротив «Мэрса». А потом, обернувшись к трусоватым дядькам, добавил: «Я сам в военкомат пойду, буду проситься в Бердскую бригаду спецназ, чтобы душить эту погань до последнего!»

- «Ага, много вас там таких «душителей»… Думаешь, Борис Абрамович с дочей Ельцына тебе орден дадут?! Да, вот они-то, как раз – «срать и хотели»! Да, вот только не на боевиков этих, а на таких, как ты «душителей»!

- «А я не за орден ельцынский, я за Россию их душить буду! Ельцыны приходят и уходят, а Россия – вечна!» - резко буркнул Димка, а потом обернулся ко мне и спросил: «Товарищ подполковник, а Вы мне поможете в спецназ ГРУ в Бердск попасть?»

- « А мне, Дмитрий, и помогать не придётся. Тебя и так возьмут. Ты только вот это же самое и в военкомате повтори. Парень ты ладный по всем статьям, а грудь у тебя – как раз десантного размера!» - по-доброму рассмеялся я, а на душе у меня стало тепло и приятно. Не погибла Русь, пока таких сынов наши матери рожают!

На фото: Дмитрий Пискунов и Евгений Логинов. Новосибирск. Сентябрь 1999г.

       Моё пророчество сбылось, и вмешательство не потребовалось.


Спецназовец-боец из Димки получился отменный. Отцы-командиры Бердского спецназа вышкалили своих орлов так, что ещё в Первую Чеченскую их бригада спецназ ГРУ ГШ была признана лучшей ВОЮЮЩЕЙ во всех Вооружённых Силах, и своего первенства не утратила по сей день.

       Дни службы пролетают быстро… и вот – в очередную спецкомандировку на Северный Кавказ в составе сводного отдельного отряда спецназ  убывает уже прапорщик Пискунов Дмитрий Александрович. До того голубой берет и тельник матёрого спецназера вскружили головы половине девичьего населения сибирского городка Чулым, когда Дмитрий навещал родительский дом.  «…Увы, кто знал – девичьи грёзы затопят скоро боль и слёзы…».

       Из этой спецкомандировки Димку доставили «двухсотым» его боевые товарищи. Вожделенный для чулымских девчонок голубой берет сиротою покоился на цинковом ящике гроба.

       В гибели Дмитрия Пискунова по меркам «дежурных» описателей военной хроники не было ничего сколь-нибудь героического, пафосного или хотя бы значимого, в ИХ понимании.

       Димка сорвался в пропасть ущелья… какой уж тут подвиг?! Но это – по меркам обывателя! А суровая правда войны в том и заключается, что не каждому, призывая к себе, Бог посылает свою амбразуру ДЗОТа. И не всяк удостаивается памяти и величия Александра Матросова. Хотя ныне и на костях этого героя нашлись борзописцы поплясать, поёрничать. Что кж тут говорить о спецназовце, «рухнувшем в яму»?! Да вот только не понять им, что «рухнул» Димка героем – не издав ни звука! У меня есть песня «Витёк – Дерзило», а в ней такие строки:

«Да он от боли должен был кричать,

Рвать жгуты, стонать, но не молчать!

А он лишь в лунном свете криком глаз

Молчал навзрыд и нас тем самым – спас».

       Эта песня посвящена Димке Пискунову, но почти в каждой своей песне или посвящении я намеренно меняю имена, названия населённых пунктов, раздвигаю или сжимаю временные рамки. Я делаю это сознательно. Каждого героя я называю по имени в посвящении, но в самом произведении я создаю обобщённый образ, сплетённый из нескольких схожих по своей сути историй, из биографий одного, двух, а то и – многих воинов. Пусть каждому достанется хоть крупица ПАМЯТИ!

       Так в своём посвящении «У Врат Небесных (без причастия)» я называю воина-пограничника Евгения Родионова, обезглавленного бандой полевого командира Руслана Хархароева (да, пусть не прорастёт ни одной травинки на месте, где закопали гнилые останки этого нелюдя!!!). Однако, в самом посвящении речь идёт о Женьке-десантнике.

       Евгений Родионов вознёсся на Небеса в свой 19-тый День Рождения, совпавший с Днём Вознесения Господня. Вместе с ним были зверски казнены три его сослуживца из Назранского погранотряда – Саша Железнов, Андрей Трусов и Игорь Яковлев. Нечеловеческими по земным меркам усилиями и при несомненном Божьем промысле, возложившем на мать Евгения Родионова определённую земную миссию, Любови Васильевне удалось рассказать не только России, но и всему Православному миру о трагических и, в то же время, величественных событиях, произошедших под чеченским Бамутом 23 мая 1996 года.

       Но за долго до этого происходили события, воспроизведённые в фильме Александра Невзорова «Чистилище». Саша не высосал из пальца сюжет о Русском офицере-танкисте, распятом боевиками в Грозном.

       А сколько Русских ребят десантников и пехотинцев, сапёров и лётчиков были замучены и ритуально казнены в горах Чечении?! Кто и где сегодня назвал или назовёт полный список этих парней?! Кто о них вообще знал или слышал в эпоху Ельцынской вакханалии?!

       Наверное, сам Господь назначил путь Святого Великого мученика Евгению Родионову и путь Жены мироносицы его матери – Любови Васильевне.

       Во имя поминовения и прославления всех вместе Русских воинов, и каждого в отдельности, поимённо, принявших мученическую смерть, нисходит сегодня на Православный, праведный люд свечение неземного лика Святого Новомученика Руси – Евгения Родионова.

       Только глупец осудит меня за то, что во «Вратах Небесных» Женька «В плену недели три… не меньше…это точно!», т.к. конкретный воин Евгений Родионов с боевыми товарищами пробыл в плену целых СТО дней. Но ведь и мой герой – десантник, а не пограничник. Более того – солдат Великой Отечественной, встреченный героем повествования у Ворот Рая «…Дядя Саша – мамин брат» - это мой дядя. Кто осудит меня за то, что в посвящении Героям Первой и Второй (нескончаемой) чеченских войн, я воздал долг памяти Великому в своей скромности подвигу простого солдата Великой Отечественной Войны?!

       Его подвиг столь же «скромен» и величествен, как и подвиг моего современника и героя Димки Пискунова. Помните, как в эпохальном кинопроизведении «Офицеры»: «Есть такая профессия – Родину защищать!» Вот так же – Есть такой подвиг – за Родину погибнуть!

       Великая тебе и вечная память, мой юный друг и соратник - Димка Пискунов!

       Пусть знает и помнит вся Россия, что никакие ордена и звёзды Героев не есть единственный  эквивалент и мерило значению подвига каждого Русского солдата, павшего за Веру, други своя и Отечество наше!

       И пусть вместе с тобою, прапорщик бердского спецназа ГРУ ГШ Дмитрий Пискунов, живут в памяти народной и «Витёк – Дерзило» и все великие воины Руси, сложившие за неё свои младые головы!

       Славные сыны Отечества, вы отдали России всё, что могли. Сегодня Россия может вернуть вам только ПАМЯТЬ! Она и есть – истинное мерило ВЕЛИЧИЮ вашего «скромного» подвига!

Евгений Логинов (Юрич). 2006г.

На фото: Сибирский городок Чулым провожает в последний путь Дмитрия Александровича Пискунова. Май 2001г.

«Витёк – Дерзило».

Солнце вновь очертило круг,…

Темнота опустилась,… и вдруг,

Я подумал, что день прошёл…

Как всегда, но мне так хорошо.

Из каптёрки струится свет,

Там грустит на аккордах «дед».

Я с улыбкой подумал:  «дед»,

А ему - двадцать с хвостиком лет.

Он и бриться-то начал здесь,

Да вот пострижен осколками весь.

Сам ершистый и в меру злой…

«Дед» - есть «дед», ему скоро - домой.

А он талдычит: - Не время, пока

Не раздам все долги за Витька!

Мне закрыта дорога во двор,

Где связал нас весенний набор.

Да, мы ж не знались до службы с ним…

Он «ботаником» был, я – «крутым»,

Витька с детства мозги «качал»,

А я в мешки, да по мордам стучал…

Я же Витьку не раз «грузил»,

А он не дрался… молчал – дерзил.

Ох, молчанье меня нозило!...

Так приклеилось – Витька-Дерзило.

Нас весенний призыв скосил…

Я-то рвался, а он всё просил,

Чтобы дали отсрочку в ВУЗ,

И все считали, что Витька – трус.

И я ж об этом другим кричал,

А он не дрался… дерзил – молчал.

Кто подумал бы, мать твою,

Что сведёт нас судьба в строю!

Я ж – матёрый, я точно знал –

ВоенКом, пересылка, вокзал…

И по жизни один лишь заказ –

Десантура, учебка, спецназ!

Я ж к армейке готовым был,

Но бойцовский запал оплыл

На плацу уже в первый день,

Лишь увидел сержанта тень.

Да, я-то – ладно, я ж – тёртый гусь!

Выживу, вы…караб…каюсь!

Но как же Витька – «ботаник немой»,

И как попал он в учебку со мной?!

По «духанке» бывало не раз –

Зубы с дёснами сплёвывал в таз…

Но я же бился и матом кричал,

А Витьку били,… дерзил – молчал!

Не из жалости, что слабак,

Я стал впрягаться, ведь всё ж – земляк…

Так судьба «обручила» нас…

Из учебки – война, Кавказ…

Не сознал, где судьбы рука,

Я на этой войне, пока

Наш «Дерзило» в последний раз

Ни прославил в разведке спецназ.

Мы сработали круто в горах,…

И не спас их хвалёный Аллах!

Не успели чирикнуть в ночи

Нами вырезанные басмачи.

Мы, исполнив задачу лихо,

Растворились в ущелии тихо,

Но бывает,… пусть очень редко –

Ошибается даже разведка.

Кто же знал, что на «Третий тост»

Обошли мы чеченский пост,

И что выстрел в ночи слепой

Разлучит нас, Витёк, с тобой?!

Тот чечен, что в туман стрелял,

И не знал, что в Витька попал…

И что крик в темноте сейчас

Демаскирует группу спецназ.

Витька как-то на мне обмяк,

Я, вдруг, понял, что он – не слабак,

И что в уменье молчать – его сила,

Не случайно ж  для всех он – «Дерзило».

Да он от боли должен был кричать,

Рвать жгуты, стонать, но не молчать!

А он лишь в лунном свете криком глаз

Молчал навзрыд… и нас, тем самым – спас!

Вот так однажды в разведке нас

Витька дерзким молчанием спас…

Из каптёрки струится свет…

Там грустит на аккордах «дед»…

Струны мучает он – не в такт…

А на столе перед ним – контракт…

Он на дембель не выйдет, пока

Не оплатит долги за Витька…

За Витюху, Витька-Дерзило…

Помолчим,… ведь в молчании – СИЛА!

За тебя, наш Витёк-Дерзило,

Пьёт спецназ, ведь В МОЛЧАНИИ – СИЛА!

Евгений Логинов (Юрич). 2001г.

_______
Светлой памяти Дмитрия Александровича Пискунова – прапорщика 67-ой отдельной бригады спецназ ГРУ ГШ и всех «скромных» Героев войны ПОСВЯЩАЕТСЯ.
______________________________________________________

«Я - РУССКИЙ СОЛДАТ!»

Может быть, показалось, иль привиделось мне,

Так бывает порою в перекошенном сне…

Но от взрыва фугаса, над тропой у села,

Как арбуз ашхабадский, развалилась скала.

То ли был я со взводом, то ли не был я там -

Можно ль верить резиновым, вросшим в тело жгутам?

Обожгло, оборвало, задушило, свело

Нестерпимое, в боли воплощенное зло.

Может быть? Быть не может! Так не может бывать!

Я бегу - не бежится, я пытаюсь орать,

Я пытаюсь, но глотку словно давят тиски.

И, не вырвавшись, крик разрывает виски.

Оседает в ущелье пыльно - дымная взвесь.

Это ж все не со мною, но я ж рядом, я - здесь.

Вот знакомый, родимушка, заработал ПэКа…

Акварелью бордовой протекли облака.

Может быть, показалось, иль привиделось мне,

Но таких облаков в перевернутом сне,

Я не видел ни разу, я спокоен и рад

Акварели бордовой, а не слову "санбат".

Я про "ханку" и "экстази" на гражданке слыхал,

Про "Картель кокаиновый" в детективах читал.

Но вот в жизни попробовал промедол да жгуты,

За такие наркотики не сажали менты.

Всех мажоров-притонщиков, что от скуки - безделья

Варят грязные баксы из поганого зелья,

Я б сажал, как вампиров, на осиновый кол

За оплаченный кровью в боях промедол.

Боже мой, кто ж заставил за "спасительный" шприц

Потерять их обличье человеческих лиц?

Пусть бы каждый за "дозу" получал бы как я:

Орден, книжку, протезы, да в газету статья.

Может вы, наркоманы, померещились мне?

Но таких паразитов в перекошенном сне

Я стреляю, как "духов", и этому рад.

Это вы - инвалиды! Я же - русский солдат!

Две последние строки каждого куплета повторяются припевом.

Евгений Логинов (Юрич). Ноябрь 1999г.

_____________________________________________________________



Tags: Злая книга Евгения Логинова
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments